?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у artemov_igor в Узбекистан, который построил Ислам Каримов

«Всё когда-нибудь кончается – даже то, что казалось вечным».
Это фраза из статьи Константина Крылова, под которой я вполне подписываюсь.
В конце августа 2016 года умер безсменный на протяжении последних 27 лет глава Узбекистана Ислам Каримов. Вместе с ним из жизни одного из наших южных соседей уходит постсоветская эпоха. Для русских людей, как мне кажется, было бы полезно знать, что сейчас представляет из себя бывшая советская республика «Узбекская СССР». Тем более, что произошедшие там изменения интересны и поучительны. Об этом  - очень недурная статья К.Крылова, к которой я позволю себе дать внизу свой небольшой комментарий.
И.Артёмов.
 Далее по послесловия - оригинальный текст статьи К.Крылова.

Ислам Абдуганиевич Каримов начинал свою карьеру как советский руководитель. По официальной версии, он родился в 1938 году в Самарканде. Как и у многих советских руководителей, у него есть проблемы с биографией, особенно ранней. Непонятно, был ли он родным сыном своих родителей, да и с родителями тоже не всё ясно… Ну да не один он такой. Важно, что в шестидесятые он уже вовсю делал партийную карьеру в Госплане, а в восьмидесятые взлетел до предсовмина Узбекистана. В 1989 он становится первым секретарём ЦК КП Узбекистана, а в 1990 избирается (на сессии Верховного Совета УзССР) Президентом республики.

У союзного руководства Каримов имел репутацию крепкого управленца, не склонного к бытовому разложению (что было бичом среднеазиатских кадров) и умеющего, что называется, обеспечить результат. Это он показывал неоднократно: поставив себе цель, он умел её добиться. Кроме того, он был достаточно гибок. Например, на референдуме о сохранении СССР Узбекистан дал 93,7 процентов голосов «за» при явке в 95,4%. При этом после провала ГКЧП Каримов первым заявил о независимости республики и провёл референдум, на котором 98%  проголосовали за независимость. На фоне таких результатов неудивительно, что на первых и последних относительно свободных выборах Каримов победил с разгромным счётом – 86% голосов в свою пользу. Больше выборов не было – если не считать инсценировок. В девяноста пятом полномочия Каримова были продлены через референдум, в двухтысячном – избирается (практически на безрыбье), потом продляет президентские полномочия от пяти до семи лет. В 2007 избирается снова, хотя Конституция страны запрещала баллотироваться после двух сроков. Последний раз Каримов избрал себя в 2015, получив 90% голосов. Ну, в общем, всё узнаваемо, не так ли? «Совершенно та же самая траектория», что и у нас.

Теперь об отличиях.

Первое и главное: с самого начала Каримов взял курс на построение узбекского национального государства. При этом он видел его, во-первых, светским, во-вторых, мирным, и, в-третьих, достаточно развитым.

Скажем сразу – все три задачи были решены, и решены в основном успешно.

Начнём с первого. Каримов, судя по всему, прекрасно понимал, что такое ислам, и какие перспективы имеет исламское государство в узбекском случае. Поэтому в этом вопросе он поступил крайне жёстко, но и очень разумно: совершая обязательные жесты в сторону «великой исламской культуры», он объявил все реальные исламские организации экстремистскими и начал с ними войну. Которую, в общем, выиграл, хотя это стоило ему дорого. В Узбекистане существует мощное исламское подполье и регулярно даёт о себе знать. Однако женщины в бурках по улицам Ташкента не ходят, а носить бороду могут позволить себе только те, у кого она полностью седая: молодой человек с лишней растительностью на лице рискует стать палочкой в милицейской отчётности.

Теперь о втором. Худшие представители узбекского народа всегда ненавидели других – разумеется, русских, но также и таджиков, турок, а вообще-то всех. Не будем копаться в прошлом (например, задавать вопросы о том, куда девались сарты, или что бывало в Узбекистане во время Великой Отечественной). Достаточно вспомнить недавние дела, конец восьмидесятых и начало девяностых - ферганскую резню, ошские погромы, и много чего ещё, что узбекским властям удалось скрыть. Сотни трупов – просто убитых, запытанных, с отрубленными головами, заживо сожжённых – наглядно показали настоящее лицо местных «простых людей». Такого праздника Каримову было не нужно. Не то чтобы ему было кого-то жаль, но он прекрасно понимал, что любая самодеятельность, связанная с насилием, является вызовом его власти. Поэтому безобразия на национальной почве он не допустил – теми же методами, что и с исламом.

Если конкретнее. В отличие от России, в Узбекистане не было «девяностых». В частности – не было эпохи дозволенного «бандитского беспредела». Был (и остаётся, по некоторым данным) беспредел правоохранительных органов. С начала независимости Каримов дал милиции абсолютный карт-бланш на отстрел кого угодно без соблюдения каких бы то ни было формальностей. Пик ментовского беспредела пришёлся на девяностые, но и сейчас, насколько мне известно, положение принципиально не изменилось – «силовики рулят».

При этом все задачи нацстроительства были выполнены – чётко и в срок. В частности, все ненужные люди были выдавлены из республики. Без лишнего шума, чисто государственными методами. Так же тихо, аккуратно и бескомпромиссно было сведено на нет влияние русского языка и культуры. Что касается политики исторической памяти, то развиваемая местной интеллигенцией версия узбекской истории выглядит нерадикальной и довольно умеренной (на фоне, скажем, нынешних украинских скаканий), но она, в сущности, непробиваема. Например, пока Россия из последних сил празднует Великую Победу в Великой Отечественной Войне, а эстонцы дразнятся эсесовцами, узбеки вообще забыли, что такая война была. Потому что в их версии истории это чужая война, в которую насильственно втянули мирный узбекский народ… Примерно то же касается всего периода пребывания узбеков в составе Российский Империи и СССР (даром, что именно советские власти узбеков и сам Узбекистан придумали). Всё это – «не наше, чужое». А своей они считают, например, империю Тамерлана – последний даже объявлен «отцом узбеков» (причём его именем называют даже больницы, что довольно пикантно). Над этим можно сколько угодно подсмеиваться, но сравните то, что говорят в России русским об их истории. Достаточно того, что, по официальной версии, слово «узбек» означает «я господин», а слово «русский» в России до сих пор называют «прилагательным».

Теперь о развитии. За эти годы Каримов провёл нечто вроде «малой  модернизации». То есть: в республике размещены «отвёрточные» производства, которые работают довольно успешно. К ним пристроены производства отдельных комплектующих. Есть даже собственные инженерные школы. Всё это позволило создать, к примеру, узбекский автопром, экспортирующий свою продукцию в сопредельные страны и являющийся предметом национальной гордости. Правда, меры по поддержанию его живучести далеки от рыночных. Приобрести в Москве или Астане автомобиль узбекского производства гораздо проще и дешевле, чем в Узбекистане, где реализована почти советская система «распределения дефицита»…

Каримов попытался удержать ещё и авиапром, доставшийся ему от советских времён – похоже, не удалось. Однако ряд высокотехнологичных производств всё же удалось сохранить. Есть свой ВПК. В общем, Узбекистан – это совсем не «аграрная деспотия с нищим населением».

Тут стоит сказать пару слов о населении и его житье-бытье. Узбекистан считается бедной страной. Ну то есть это так и есть – если считать всякие там «ВВП на душу населения» и «средние зарплаты в долларах». Однако в те же девяностые в Узбекистане не было не только массового бандитизма, но и голода, и вообще страшной российской скудости. Это отчасти объясняется благодатной природой, которая позволяет узбеку «жить с огорода» на порядок лучше, чем в страшной мёрзлой «средней полосе». Когда русские массово перебивались с огурчика на картофанчик, узбеки ели фрукты и плов. Но не стоит этот фактор переоценивать. Узбекские власти, в отличие от российских, не мешали населению кормиться с самозанятости и малого бизнеса и не передавали активы никаким нацменьшинствам. В результате очень быстро появилась прослойка богатых узбеков, ставшая опорой режима. Или, если быть совсем точными, прослойка уважаемых людей, которые всегда были уважаемыми, а теперь сделались ещё и богатыми. Что воспринималось большинством населения если не как что-то справедливое, то, по крайней мере, как что-то естественное и понятное. «Всегда так жили». И ограбленным себя народ не чувствует, несмотря на все житейские сложности.

При всём при том Каримов блестяще решил проблему «лишних людей» - за счёт России. Я имею в виду массовую отправку узбеков в «трудовую эмиграцию». Доброе российское руководство охотно открыло ворота пошире и приняло к себе толпы молодых узбеков. Которые не только снизили социально-экономическую напряжённость в Узбекистане до незначительных величин, но и стали важнейшим источником доходов, пересылая заработанные в России деньги узбекским родственникам. Это налаженная система, контролируемая именно узбекской стороной.

Наконец, о внешней политике. Каримов вертелся, как уж на сковородке, между Россией, Западом и Китаем. Он то давал американцам строить базы, то выгонял их со своей территории. Он учреждал ОДКБ (которая даже называлась «организацией Ташкентского договора»), а потом из неё вышел. Он выгадывал там, выгадывал сям. Но настоящей любовью Каримова всегда был и оставался Китай.

Любовь к Китаю началась у Каримова давно – кажется, с советских ещё времён. И дело тут не только в стратегических интересах. Каримову просто-напросто нравится Китай: могучая современная страна, модернизированная, абсолютно светская, с авторитарным управлением, и при этом сверхуспешная. Именно такой страной Каримов видел Узбекистан своей мечты. И это помимо того, что дружить с Китаем в узбекском формате выгодно и удобно. Поэтому отношения с этой страной практически всегда развивались по восходящей. Про экономику говорить не будем – вложения Китая в Узбекистан общеизвестны. Так что напомним, что первым в истории страны иностранным лидером, выступавшим в узбекском Мажлисе (парламенте) стал Си Цзиньпин. Разумеется, это был далеко не первый визит, да и сам Каримов ездил в Китай и был там принят на самом высоком уровне.

Таков Узбекистан, который построил Ислам Каримов. Каким он будет без него?

Вместо послесловия:
Современные узбеки – единственный исторический народ в Средней Азии.
Предвижу, что мне возразят сторонники идеи «древности языка и культуры таджикского народа». Да, формально, по языку и происхождению, именно таджики – единственный народ  Средней Азии, живший на этой территории ранее Х века от Рождества Христова.
 Все остальные – пришлые тюрки и тюрко-могольские кочевники. Предки туркмен, -  огузы и сельджуки, появились на своей современной территории в Х – ХI веках. Узбеки пришли в междуречье Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи только в конце XV века, а киргизы выделились из среды тюрко-монгольских кочевых племён не ранее середины XVIII столетия.
Но таджики, на протяжении огромного времени лишённые своего национального государства (им его дали только советские коммунисты), настолько утратили связь с относительно культурным персидским миром и настолько одичали, что считать их народом с исторической традицией ну никак нельзя. Эту традицию они давно и безвозвратно утеряли. Таджики -это народ новодел, каких, впрочем, очень много в современном мире.
К моменту вхождения в состав Российской империи все три самостоятельных государства в Средней Азии – Хивинское и Кокандское ханства плюс Бухарский эмират, были узбекскими. То есть правили в них исключительно узбеки.
У узбеков есть тот слой, который можно назвать национальной элитой. Во всяком случае, его представители считают себя частью своей нации в отличие, скажем, от многочисленных гоблинов, составляющих сегодня правящую прослойку в РФ. Кроме того, узбеки – это самый амбициозный, сплочённый и многочисленный народ в Средней Азии.
По характеру узбеки – терпеливы, неглупы,  фанатичны и очень жестоки. Их вежливые и сладкие улыбки при встречах с нами, то есть с иноверцами, кяфирами, не должны никого обманывать. Они умеют ждать и умеют мстить. Именно узбеки являются в постсоветской Азии носителями идей радикального исламского фундаментализма. Причём центр его сегодня локализуется там же, где он был и под властью русских царей – в Ферганской долине, совсем не в Ташкенте. Узбеки высокомерно относятся к другим азиатским народам, считая себя хозяевами, а всех остальных – слугами.
Поэтому я не стал бы делать вывод о том, что покойный Ислам Каримов построил стабильный Узбекистан на долгие времена. В среде узбеков живёт огромный потенциал нереализованных, подавленных амбиций. У узбекских радикалов есть территориальные претензии ко всем своим соседям, включая Казахстан.  В Узбекистане по прежнему правят и борются за власть кланы – самаркандский, бухарский, хорезмский и другие, - единой нации нет, хотя есть национальный менталитет. Население Узбекистана стремительно растёт, часть его перебирается в Россию, составляя одну из волн азиатской биологической экспансии.
То есть в центре Средней Азии мы имеем государство, которое по своим возможностям уже сегодня сопоставимо, в каком - то смысле, с Польшей или Украиной. Население этой страны превышает 32 миллиона человек, начиная с 1989 года, когда проводилась  последняя в СССР перепись населения, оно выросло на 12 миллионов человек.  При этом численность русских в Узбекистане за те же годы снизилась с 1.650. 000 человек до примерно 750.000 человек, - то есть в два с лишним раза.
Для сравнения вспомним, что население РФ за те же годы сократилось, официально, на 2 миллиона человек. Несмотря на то, что после развала СССР в РФ из бывших союзных республик вернулось не менее 9 миллионов русских,  гражданство РФ получили около 5 миллионов нерусских выходцев из территорий  бывшего СССР, а присоединение Крыма дало России ещё 2,2 миллиона человек.  При этом население некоторых областей центральной России (Псковской, Новгородской, Тульской, Владимирской и др.) сократилось за период существования государства РФ на 18-25%, что можно прямо назвать демографическим геноцидом русского народа.  То есть в РФ численность населения поддерживалась только за счёт внешних факторов, репатриации и иммиграции. А Узбекистан, как и все другие азиатские страны, рос и развивался за счёт внутренних ресурсов.
Пока РФ слабеет, вокруг нас вырастают новые реальности.  Не замечать этого было бы, по меньшей мере, глупо.
Игорь Артёмов.

Profile

rons_inform
Россия Освободится Нашими Силами
Россия Освободится Нашими Силами
РОНС:Русские новости



Координационный Совет оппозиции России

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner